Category: отношения

О чем поют последние 50 лет. Любовь, Деньги и Секс.

Художник Николай Ламм проанализировал самые популярные песни за последние 50 лет.

В проекте "История музыки" художник изучил лучшие песни хит-парада Billboard с 1960 по 2013 год. Цветной прямоугольник на инфографике - это одна песня, композиции в колонке года расположены сверху вниз по мере снижения их популярности. Чем ярче прямоугольник, тем чаще слово встречается в тексте песни. Голубой означает, что такое слово вообще не встречается.


Любовь



Любви с начала 2000 года стало заметно меньше.

[Продолжение]


Я тебя люблю



В любви стали реже признаваться.


Девушки



Девушки как раз всегда были интересны, и со временем - все больше.


Мальчики



Мальчиками немного заинтересовались в 2000.


Поцелуй



Целоваться, стали чаще.


Малышка



"малышки" или "крошки" никуда не пропали.


Деньги



О деньгах стали думать больше.


Секс



Сексом стали заниматься только после 1990 года.



Грязный, отвратительный, трахать, жопа и т.д.



Обо всяких мерзостях не думали аж до 1990-х.


Дом



О доме думаем все реже.


Одинокий



Одиночества сейчас стало чуть меньше.


Тело



Про тело вспомнили только к концу 70-х.


Сердце



Дела сердечные как волновали, так и продолжают занимать людей.


Грустный



Грусть почти исчезла.


Счастливый



Несмотря на это, счастливее лирические герои не стали.


Мы, нас



Очевидно, эту статистику сделали песни о любви, это популярно всегда.


Дождь



А дожди потихоньку моросят в песнях как раньше, так и теперь.



Ненависть, убить



Ненависти было меньше, сейчас убить кого-нибудь хотят все чаще.



Улыбка



И улыбаться стали меньше.


Марихуана



Зато сейчас все больше говорят о марихуане.


Фотографии: Nickolay Lamm

(no subject)

minisky

Другие пассажиры, смеясь и болтая, вставали и выстраивались в ожидании, пока стюардесса откроет дверцу. Внезапно старик вскочил и, как собака, на четырех точках попытался через меня перебраться. Особо не думая, я отшвырнул его обратно к окну. От глухого удара толпа разом притихла. Похоже, приятеля тошнило, и он снова через меня полез, истерически вопя на испанском.
— Ну ты, придурок! — заорал я, одной рукой отталкивая его назад, а другой дотягиваясь до пишущей машинки, — Куда тебя понесло? — Дверца уже была открыта, и все вытряхивались наружу. Девушка прошла мимо, и я попытался ей улыбнуться, одновременно припирая старикана к окну. Наконец мне удалось задом вытолкнуться в проход. Старик поднял такой хай, крича и размахивая руками, что мне страшно захотелось перетянуть ему чем–нибудь горло, чтобы он малость угомонился.
Тут прибыла стюардесса на пару со вторым пилотом. Их очень интересовало, что я такое творю,
— Он этого старика с самого Нью–Йорка мутузит, — сказала стюардесса. — Наверно, он садист.


Collapse )